Культурный постовой

@cult_post Нравится 0
Это ваш канал? Подтвердите владение для дополнительных возможностей

Субъективный агрегатор самого интересного контента в культурном Telegram с вкраплениями авторских постов о музыке, кино, театре. Разнообразно, познавательно, нескучно. Для связи: cult.post@mail.ru
Гео и язык канала
Россия, Русский


Гео канала
Россия
Язык канала
Русский
Категория
Искусство и фото
Добавлен в индекс
18.06.2019 16:07
21 Nov 2019, 10:45 (88 дней назад)
Чуть больше трех лет назад не стало Леонарда Коэна, и посему с небольшим опозданием делюсь меланхоличным мультфильмом, который выпустил «Нью-Йоркер» ко дню его смерти. Мультфильм основан на последнем интервью Коэна за несколько месяцев до смерти. Его можно прочитать, а можно послушать.

Я бы посоветовал второе. Хотя бы ради истории о знаменитом выступлении в Иерусалиме в 1972 году.

Конец изнурительного тура, у Коэна последний концерт, да еще и на исторической родине. Он уже вышел на сцену и сыграл пару песен, но обе неудачно: прерывался, терялся и много говорил вместо того, чтобы петь. Затем обещал публике вернуть деньги, если снова облажается, и зачем-то процитировал Каббалу, чем всех рассмешил. Для большей нелепости он заговорил об Адаме и Еве, о Боге и земле. Публика не унималась, и в конце концов Коэн сбежал со сцены.

Но дело, напомню, было в 1972 году, и потому не обошлось без веществ.

В гримерной Коэн нашел в футляре от гитары марку, принял ее, и — то ли в реальности, то ли уже в кислоте — до него донеслось, как публика поет ему «Шалом алейхем». Он прочитал это как знак, вернулся на сцену и начал петь одну из самых грустных своих песен, “So long, Marieanne”. Во время исполнения он увидел перед собой женщину, о которой пел, ту самую, о которой позабыли помолиться ангелы, — Марианну. И заплакал перед всеми. Затем обернулся к оркестру — и оркестр тоже заплакал. Но кислота не щадит никого. Коэн обернулся к публике и увидел, к изумлению, что толпа — не плачет, нет, — толпа превратилась в одного гигантского еврея. И этот еврей обратился к Коэну: «Чем еще удивишь меня, сынок? Я много чего повидал, и это не меняет сути вещей!»

Спустя сорок с лишним лет Коэн признался, что это было чем-то вроде откровения. Изменились его мировосприятие, творчество, жизненный путь. Хотя тот концерт он так и не смог отыграть до конца.