Занимательное либреттоведенье

@epoileparole Нравится 0
Это ваш канал? Подтвердите владение для дополнительных возможностей

В утках и прибаутках.
Мы веселые клоуны @LaSchnecke и @jaybhairavi. Или грустные.
Гео и язык канала
не указан, не указан
Категория
не указана


Гео канала
не указан
Язык канала
не указан
Категория
не указана
Добавлен в индекс
17.02.2018 01:26
реклама
SearcheeBot
Ваш гид в мире Telegram-каналов
TGAlertsBot
Мониторинг упоминаний ключевых слов в каналах и чатах.
Telegram Analytics
Подписывайся, чтобы быть в курсе новостей TGStat.
98
подписчиков
~0
охват 1 публикации
N/A
дневной охват
N/A
постов в день
N/A
ERR %
0
индекс цитирования
Просмотры
Данные по динамике просмотров появляются
на следующий день после добавления канала
Средний охват поста и ERR%
Данные по динамике среднего охвата и ERR появляются
на следующий день после добавления канала
Репосты и упоминания канала
22 упоминаний канала
0 упоминаний публикаций
4 репостов
Кое-что о Вене
megabytes of beats and bites
Moscow ☆ Jazz
Apeiron Music
Recordwors/words
Apeiron Music
Электротеатр
▪️◼️Si◼️▪️
Dance writer's world
Фермата
Баечки от Таечки
Большой театр
ClassicalMusicNews.Ru
Музыкальный юмор
Большой театр
Под сурдину
Привет, балет
Стретта
Dance writer's world
ClassicalMusicNews.Ru
Котоп ШЛ
прорвемся опера
Каналы, которые цитирует @epoileparole
Schnecke
Schnecke
Schnecke
Последние публикации
Удалённые
С упоминаниями
Репосты
Помните, мы говорили о том, что в "Пертарите" Корнеля все соревнуются в благородстве?
Бертарид в либретто Антонио Сальви продолжает эту линию. Встретив у собственного кенотафа верного Унульфа и узнав от него, что Гримоальд предложил Роделинде руку и трон, Бертарид восклицает:
- Ах, отчего я в самом деле не умер?
Унульф: Что вы такое говорите?
Бертарид: Став свободной от всех обязательств,
Роделинда могла бы
снова обрести и свое величие, и трон.
#rodelinda #antoniosalvi #grandezzareale
Читать полностью
"То, у чего нет имени, не существует. А любить то, чего не существует, невозможно."
Так начинает свою книгу, посвященную исследованию либретто и жизни Пьетро Метастазио, французский музыковед Оливье Рувьер. И продолжает: "Поскольку у нас нет никакой университетской традиции, связанной с оперным либретто, то и оперное либретто не было воспринято как законный сюжет для научного исследования. Не будучи законным, он не дает никакой перспективы, а значит и не исследуется, а значит остается неизвестным, а значит остается незаконным".
Рувьер, однако, рискнул нарушить эту порочную последовательность - и защитил диссертацию, а затем превратил ее в книгу.
Он рассматривает либретто как эбмрион будущего произведения - и анализирует, по его собственным словам, "архетип многообещающего эмбриона". Контекст появления и условия, в которых существовали драматические тексты Метастазио, исторические корни поэтики, анализ структуры и риторических приемов, отношения с музыкантами (и музыкантов к текстам поэта), а также синопсисы двадцати шести мелодрам - всё это теперь можно прочитать и по-русски.
Книга вышла в издательстве "Аграф" только что, тираж всего тысяча экземпляров, надо срочно покупать, пока не кончился.
https://www.moscowbooks.ru/book/916164/
#metastasio #librisacri
Читать полностью
В отличие от Льва Додина, режиссер Римас Туминас к тексту, написанному драматургом, относится как к неизменной данности. А либретто Модеста Ильича Чайковского к "Пиковой даме" и вовсе почитает драматургическим шедевром и был бы готов поставить просто как пьесу без музыки.
Все знают фразу "Уж полночь близится, а Германа всё нет", и сложно представить себе "Пиковую даму" без нее. Однако в спектакле Льва Додина её как раз не исполняли, вместо нее Лиза пела лишенные всякой конкретики слова "Часы проносятся, что ждет меня теперь?"
Режиссеры довольно часто позволяют себе вмешиваться в текст либретто, подгоняя его под собственные нужды и не считая самостоятельной ценностью, с которой следует обходиться уважительно. Изменение реплики Лизы - лишь одно из множества, сделанных для спектакля Додина. В рамках режиссерской концепции, в частности, Пастораль исполняют Герман (ему отданы реплики Прилепы), Лиза (получившая реплики Миловзора) и Графиня (за Златогора), с соответствующими изменениями в грамматике фраз. А хор мальчиков-солдат из первой картины заменен стихотворением Пушкина "Подражание итальянскому": http://ilibrary.ru/text/793/p.1/index.html
Читать полностью
А вот еще к вопросу об одном слове и характере персонажа.
То же академическое издание "Пиковой дамы" настаивает на непривычном начале арии Лизы из второй картины: вместо варианта "Откуда эти слезы?" (опубликован в печатной партитуре и клавире) публикуется вариант по автографу "Зачем же эти слезы, зачем оне?"
И дальше Лиза спрашивает Германа - "Зачем вы здесь, безумный человек?"
То есть перед нами героиня, для которой важны не причины, а целеполагание.
Читать полностью
Великий князь, по всей видимости, хотел текст либретто улучшить, избавиться от повторов реплик Гувернантки. Однако Чайковский, хотя и внес изменения в партию, остался ими недоволен.
"Что касается повторения слов и даже целых фраз, то я должен сказать, что тут диаметрально расхожусь с Вами, - писал он Константину Константиновичу 3 августа 1890 года. - Человек под влиянием аффектов весьма часто повторяет одно и то же восклицание, одну и ту же фразу. Я не нахожу ничего несогласного с истиной в том, что старая, недальняя гувернантка при всяком удобном случае повторяет при нотации и внушении свой вечный refrain о приличиях".
А исходный вариант, который нам скоро споют, таков:
Барышням вашего круга
надо приличия знать,
должно вам было б друг другу
правила света внушать,
правила света внушать!
Читать полностью
Помните, как в "Пиковой даме" Гувернантка распекает барышень, которые на девичнике в честь помолвки Лизы затеяли русскую пляску?
"Вам не пристало беситься, пляска не дело княжон!"
Оказывается, этот текст был досочинен П.И. Чайковским по просьбе и после комментариев великого князя Константина Константиновича Романова. Этот текст появился во всех печатных изданиях "Пиковой дамы" - и в партитуре, и в клавире. А вот составители академического издания в Полном собрании сочинений его отменили. Так что и в ближайшей премьере Большого вы его не услышите.
Читать полностью
Опровержение! Не зря тайну о дурном запахе графини никто не знает: это никакая не тайна, и у графини действиельно вполне благородное недомогание, хотя и не мигрень. Нам пишут: "в данном случае вапёры - это нервные приступы

их объясняли раздражением нервов (чувственных жил) дурными запахами, спертым воздухом, недостатком воздуха или движением страстей
если под рукой есть Чулков, можно там посмотреть - там большая статья про Ваперы
(Сельский лечебник, конец 18 века)
этимология - от слова пар, испарение (французское)
соответственно, при этих состояниях и прописывали эфир или уксус
или соль, смешанную с ароматическими добавками
да, эфир в данном случае - это эфирное масло

и соответственно, была идея, что вапёры возникают у людей высшего света, которые проводят время в комнатах
и бальных залах
и особенно у тех, кто мало двигается, носит корсет и у кого нервы тоньше и нежнее
соответственно, у светской дамы вапёры будут, а у крестьянки никогда"
Спасибо Марии Пироговской и Анне Герасимовой!
Читать полностью
Продолжим горячую тему.
Концертмейстер-репетитор и ассистент дирижёра в Королевском оперном театре Ковент-Гарден Полл Уин Гриффитс рассказывает https://youtu.be/3199NBMt8mo : "Барон Скарпиа образованный человек и может позволить себе быть элегантным. А если ему нужен грубиян, при нём есть Шарроне - Sciarrone - от sciarra, la sciarra, что по-итальянски значит "драка". Он драчун, головорез, он Шарроне. Сполетта - spola значит "челнок", и он посредник. Он умный, именно он сообщает Скарпиа о том, что происходит. Интересный персонаж. Он принимает на себя обязанности начальника полиции после убийства Скарпиа".
Последний тезис не вполне верен: из либретто и ремарок это напрямую не следует. Что касается остальных, не будем забывать, что имена героям придумывал Викторьен Сарду, родным языком которого был не итальянский, а французский. Впрочем, никто не мешал Сарду придумывать со словарём - и тогда гипотеза о Сполетте вполне валидна.
С Шарроне сложнее: у Сарду он Schiarrone, то есть Скьярроне. К слову, именно под этим именем он прижился в русскоязычной традиции.
Читать полностью
На другой пример - Каварадосси. Художник, либерал, вольтерьянец и вольнодумец, укрывающий сбежавшего из тюрьмы политзаключенного. И вот второй акт, его возлюбленная, не выдержав его стонов из камеры пыток, выдает укрытие беглеца, а потом встречается со своим истерзанным amante. И о чем же он ее спрашивает?
Tosca, hai parlato? (Тоска, ты им сказала?) - логичный вопрос, поскольку пытка внезапно окончилась, а сам в себе он уверен.
Однако это самое hai - обращающее вопрос к Тоске и делающее приоритетом для Каварадосси судьбу беглеца - появилось только в издании партитуры "Тоски". В первом издании нот - в клавире, - и в первом издании либретто вопрос задан иначе.
Tosca, ho parlato? - Тоска, я сказал?
И сразу перед нами гораздо менее уверенный в себе персонаж, однако озабоченный собственным поведением не меньше, а даже больше, чем раскрытием тайны.
Это самое ho parlato? до сих пор можно найти в изданиях либретто, базирующихся не на партитуре. И в русский перевод оно попало: по-русски Каварадосси пели и поют "Тоска, я не выдал?"
А исходный текст пьесы Викторьена Сарду ответа на вопрос, как же правильнее, не дает. У Сарду художник задает оба вопроса сразу: Тоска, я им ничего не сказал? И ты тоже?
Читать полностью
Удивительно, как одно слово, исправленное либреттистом или композитором при подготовке партитуры, способно изменить и личность персонажа, и его положение в обществе.
Например, Герман и его приятель Томский объясняются в первой картине.
"Я имени её не знаю и не хочу узнать", - декларирует тенор.
"А если так, скорей за дело: узнаем, кто она", - отвечает энергично и совершенно без всякой логики баритон.
Меж тем в первоначальном варианте либретто Герман говорил "...и не могу узнать", и предложение Томского оказывалось дружеской помощью, демонстрацией приязни и в то же время подчеркивало разницу возможностей бедного немца и состоятельного графа. "Не могу" на "не хочу" исправил лично Петр Ильич, причем, кажется, почти в последний момент, уже готовя партитуру к печати. Одним росчерком превратив Германа в поэта, а Томского - в глухого бесчувственного чурбана, которому лишь бы свое мнение навязать, а слушать жалкие бредни странного приятеля скорее смешно, чем в самом деле интересно.
Читать полностью
"Чтобы хорошо переводить Корнеля, надобно уметь писать стихи лучше, чем он", – совершенно справедливо утверждает все тот же Готхольд Эфраим Лессинг.
Поэтому корнелева "Пертарита" мы не переводим, а просто пересказываем.
Вот еще фрагмент из пьесы:

Роделинда: Я не любила тебя великодушным, полюблю тираном - это мое преступление, но и тебе придется в самом деле совершить такое, что уравняет нас в злобности.
Гримоальд: О, я боюсь за Гарибальда. И за Унульфа тоже боюсь.
Роделинда: Стоит ли за них бояться? Если они будут давать дурные советы мне- королеве, они и другим способом получат от судьбы достойное отмщение. Ты просишь беспрецедентного - ну так и я попрошу дотоле неслыханного. Я не хочу быть связанной судьбой сына - ни страхом за него, ни надеждой.
Гримоальд: Так объяснитесь уже, Мадам.


Роделинда объясняет свое желание, чтобы Гримоальд убил ее сына. И завершает монолог словами:

Роделинда: Ты не осмеливаешься? Прекрасно, давай сделаем это вместе. Нас может объединить только преступление.
И да, только такой ценой я уступаю. Или, если тебе угодно - за такую цену я продаюсь.
Гримоальд: Герцог, так-то Роделинда станет моей?
Гарибальд: Она мне угрожала. Видать, передумала. Ну и ладно, соглашайся на ее условие.
Гримоальд: Что ж, мадам, я готов уступить вам честь нанести первый удар. Поучите меня быть тираном.
Роделинда: Ты придумал хороший ход - стать законным королем как опекун моего сына. Но я тебя разгадала - он станет для тебя угрозой и обузой, как только я рожу тебе твоего. Нет уж, если он тебе опасен, пусть это случится раньше, а не позже. Его невинно погубленная душа будет жить в моей памяти и стучать в мое сердце.
Но если ты станешь самым подлым чудовищем - буду твоя.
Гримоальд: Я согласен.

То есть самая чудесная ария Гримоальда, Prigioniera ho l'alma in pena (Моя душа в плену) - растет вот из этого диалога. Не оттого, сомневается ли Гримоальд в своей способности убить чужого ребенка: он не сомневается, он в самом деле готов на это - настолько прекрасными кажутся ему его оковы. А голос добродетели пропадает втуне: плененная душа не в силах его услышать.

А вот, собственно, ария
https://www.youtube.com/watch?v=CEFI7bWysQA
Читать полностью
И ещё о горе-филологах. @FlaviusVII радует цитатой: So long as opera fell primarily within the domain of musicology, it was studied first and foremost as music alone. The fact that the music was written for a specific dramatic text was not deemed particularly significant. The very name given to that text betrayed a belief in its secondariness: the diminutive libretto. (Hutcheon, Linda. “The Changing Profession: Interdisciplinary Opera Studies.” PMLA 121 (2006): pp. 802-810) То есть: "Поскольку опера прежде всего попадала в епархию музыковеденья, её прежде всего изучали как голую музыку. Тот факт, что музыка была написана к определенной пьесе, считался не особенно важным." Всё хорошо, но дальше держитесь: "Само название такой пьесы выдаёт веру в её второстепенность: "либретто", уменьшительное". Правильно, ящетаю. Уменьшительные суффиксы суть суффиксы уничижительные.
Читать полностью
Помните, в "Свадьбе Фигаро" у Да Понте (ну да, для этого канала оперы можно, как встарь, считать по либреттистам, а не по композиторам) Сюзанна приходит к Графу (потому что её Графиня подослала) кое-что взять:

SUSANNA
Signor... la vostra sposa
ha i soliti vapori,
e vi chiede il fiaschetto degli odori.
IL CONTE
Prendete.
SUSANNA
Or vel riporto.
IL CONTE
Ah no, potete
Ritenerlo per voi.
SUSANNA
Per me?
Questi non son mali
da donne triviali.
IL CONTE
Un'amante, che perde il caro sposo
sul punto d'ottenerlo.

Чайковский перевёл так:

Сюзанна
Сеньор, я от графини... мигрень её тревожит...
Я прошу для неё флакон с эфиром.
Граф
Возьмите.
Сюзанна
Верну я тотчас.
Граф
О нет, оставьте вы флакон для себя.
Сюзанна
Зачем? Право же, служанки мигренью не страдают.
Граф
Не страдают? А если жениха потеряет вдруг невеста?

Всё логично, конечно: от многих забот голова болит. Только вот проблема Графини - не в мигрени, а в soliti vapori: она, как обычно, потеет и - следует предположить - дурно пахнет. Так что odori - вовсе не нюхательные соли. Сюзанна приходит к графу за дезодорантом, а он намекает, конечно, что ей теперь придётся попотеть.
Что примечательно, хотя я видел очень много постановок в современном антураже, дезика я не видел в этой сцене ни разу. Обычно Граф вручает Сюзанне то, не знаю что. И если русскоговорящих авторов (режиссёров, etc) ввёл в заблуждение выдумщик Пётр Ильич, то кто обманул остальной мир?
Отдельно мне интересен, конечно, сам сюжет с одним флаконом дезика на семью (у главы семьи), но об этом я ничего не знаю.

У Бомарше так:
Suzanne , timidement. C’est que ma maîtresse a ses vapeurs. J’accourais vous prier de nous prêter votre flacon d’éther. Je l’aurais rapporté dans l’instant.
Le Comte le lui donne. Non, non, gardez-le pour vous-même. Il ne tardera pas à vous être utile.
Suzanne. Est-ce que les femmes de mon état ont des vapeurs, donc ? C’est un mal de condition, qu’on ne prend que dans les boudoirs.
Le Comte. Une fiancée bien éprise, et qui perd son futur…

Похоже, Да Понте прав, а мы по-русски читаем в переводе Любимова:
Сюзанна (робко). У графини расстроились нервы. Я побежала попросить у вас флакон с эфиром. Я вам сейчас же его отдам.
Граф (протягивает ей флакон). Нет, не надо, оставьте его у себя. Скоро он понадобится и вам.
Сюзанна. Разве у девушек нашего звания бывают расстроенные нервы? Это болезнь господская: ее можно подхватить только в будуарах.
Граф. Влюбленная невеста, теряющая своего жениха...
Читать полностью
…у Корнеля, чаще чем у кого-либо, мы встретим такие неудачно изображенные характеры, такие устрашающие тирады, и весьма возможно, что им-то он и обязан своим титулом: великий. Правда, у него все дышит героизмом, но также и тем, что должно бы было быть не способным ни к какому героизму и действительно не способно к нему — пороком. Корнеля следовало бы назвать исполинским, гигантским, а не великим. Не может быть великим то, что неправдиво.
(Лессинг, Гамбургская драматургия)

В сущности, к корнелеву "Пертариту" это определение тоже применимо. Среди генделеведов принято "Пертарита" ругать в первую очередь за слабость характера титульного героя; существует мнение, что принципиально отказывающийся от подвигов Пертарит, который вдобавок появляется на сцене отнюдь не в первом действии, и оказался причиной неуспеха этой драмы Корнеля.
Но "Пертарит" прекрасен вовсе не подвигами, их там почти никто не совершает. Зато все наперебой состязаются в благородстве.
Вот, например, сцена прощания Пертарита и Роделинды, та самая, что в опере станет щемящим дуэтом второго акта:

Пертарит: Мадам, я должен умереть, а вы выходите за Гримоальда. Он благороден, он доблестный воин, он белый и пушистый, а вы считаете его тираном и узурпатором. Но он стал таким лишь для того, чтобы преодолеть ваш упорный отказ. Станьте его женой - и он перестанет быть тираном. А я умру счастливым, ибо...
Роделинда: Ах, прекрати речи, которые убивают меня! Не заставляй меня умереть от скорби прежде, чем я смогу отомстить за твои несчастья!
Как бы он ни был благороден и великодушен, став его женой, я предам свою славу, свое рождение, свою честь; я вступлю в брак с ужасом и бесчестием, если буду целовать руки, обагренные твоей кровью. Я думала, ты знаешь меня лучше, дорогой супруг.
Пертарит: Нет, мадам, вы неправы.
Вам не следует так страдать.
Эти законы работают для обычных людей; но короли - иное дело.
Побежденный король должен пасть в руках победителя, и для Гримоальда моя смерть - не преступление, а необходимость. Так что когда я в своих оковах испущу последний вздох - вручите ему свою руку, прекратите эту бессмысленную ненависть и позвольте небу хранить вас как королеву.
Роделинда: оставьте эти жестокие уговоры! Вы же знаете...

/тут приходит Унульф и говорит, что король требует привести Пертарита/

Пертарит: Прощайте, мадам; я вижу вашу доблесть и вашу верность, и я умру без всяких сожалений, а сожаления останутся вам.
Роделинда: прощайте, но моя верность неколебима. Господь ненавидит тиранов, он воздаст по справедливости.
Пертарит: Увы! Если бы он был и впрямь справедлив, он ниспослал бы вам более могущественного властителя. Или хотя бы менее злополучного.
Читать полностью
Либретто - не жалкий и постыдный придаток к музыке. Опера - синтетический жанр. Смерть неизбежна.