Минареты, автоматы

@minarety Нравится 1

Канал о Ближнем Востоке: мировые религии, безопасность и контр-терроризм, обзор СМИ и попытки разобраться, что к чему в самом взрывоопасном регионе планеты. You can write me smth nice: @alexandra_appelberg А также сайт minarety.com с длинными текстами
Гео и язык канала
Россия, Русский
Категория
Новости и СМИ


Написать автору
Гео канала
Россия
Язык канала
Русский
Категория
Новости и СМИ
Добавлен в индекс
15.02.2018 02:03
реклама
Погода в твоём городе
Пришлю погоду тебе лично или в твою группу/канал
Бот-Cобеседник для групп и чатов!
Обучается. Приветствует. Прощается. Шутит. Реагирует.
Слив халявы!
Слив халявы! - Канал со Сливом промокодов и скидок!
5 249
подписчиков
~4.9k
охват 1 публикации
~1.9k
дневной охват
~4
постов / нед.
94.2%
ERR %
37.3
индекс цитирования
Репосты и упоминания канала
579 упоминаний канала
99 упоминаний публикаций
330 репостов
Россия не Европа
Politopticon
Zangaro Today
Иранизатор
Восточный Синдром
Сезон хамсинов
Global cases
Q.E.D.
Kirill Semenov
Фалафельная
Politopticon
Рыбарь
Kirill Semenov
Wondering (non)Jew
Wondering (non)Jew
Karaz Afisha
Толкователь
Пробковый шлем
Алтын Казан
Деньги и песец
Карабах
НЕАЙСИН
ТатПолит (Айсин Р.)
Высокая Порта
The Northernmost State
The Northernmost State
Politopticon
Kirill Semenov
Kirill Semenov
Kirill Semenov
FemXit
Арабист в запасе
The Peacemaker
Каналы, которые цитирует @minarety
Oreshka FM
Иван ⇄ жизнь
Иранизатор
Пробковый шлем
Kirill Semenov
За четыре моря
Uralistica
100 ел элек
ЦАРЬ КАЗАНСКИЙ
НЕАЙСИН
Джигит и волк
Yarımada
Дар уль-Аман
Fikerdәşlek
ANER
démobilisation totale
Деньги и песец
Толкователь
Caucasian Tashkeel
Idel-Ural
Wild Field
Высокая Порта
Tell don’t show
Гумконвой
Эстет
Medieval Legacy
madlythoughts
Жили же люди
Залесская Земля
Древний Египет
Stuff and Docs
Высокая Порта
Эпоха 90-х
Работа в Израиле
Евгений Сова
Последние публикации
Удалённые
С упоминаниями
Репосты
Репост из: Высокая Порта
Итак, Высокая Порта набрала 14 тысяч подписчиков. По этому поводу выложу подборку некоторых каналов, которые я читаю. Заранее прошу извинить всех прекрасных авторов, которые в нее не попали - либо за недостатком места, либо по недостатку нужной рубрики, либо потому что давно не обновляли свои каналы. Либо же потому что они закрытые и так просто ссылку на них не выложишь:

3 канала, которые я прочел целиком

@wildfield Про Турцию и исламский мир

@idelural История татар и Идель-Урала

@kizilelmaya Рассказы дервиша

Интеллектуальная журналистика

@tolk_tolk Толкователь. Блог Павла Пряникова, одного из лучших, если не лучшего менеджера интеллектуальных медиа в России. Собственно, он убедил меня открыть свой канал

@tpolit Канал Руслана Айсина - татарского публициста и политолога

@HVSchannel Блог Харуна Сидорова, лидера русских мусульман

@moneyandpolarfox Хороший блог о трендах российской и мировой экономики

@ednadt Блог Эдуарда Надточего. Это не журналистика, но помещаю сюда за неимением лучшего раздела

@aner_blog Мой товарищ Никита Анер. Тут уже его идеи показались мне настолько интересными, что я убедил завести канал его

Исламская история и философия

@fikerdeslek Мусульманская философия

@saracenus История исламского мира

@darulaman Тоже исламская история

@yarimada История крымских татар

@djigitwolf В основном о Кавказе

Идель-Урал

@neaysin Текущая повестка Татарстана

@tsarofkazan Блог казанского историка Марка Шишкина

@tarihikanal История Татарстана и Башкортостана

@uralistica_com Финно-угорское Поволжье

@orda_urda Интересные, подчас несколько спекулятивные построения по истории Орды

Area Studies

@veliky_trek Эльдар Салахетдинов, постдок в университете Претории, ведет исключительно интересный канал о Южной Африке. Думаю надо будет сделать несколько партнерских материалов - из некоторых его наблюдений следуют важные социологические выводы

@za_4_morya Про Китай. Я в свое время закончил Пекинский университет. А автор учился в конкурирующей конторе - университете Цинхуа

@semenovkirill Кирилл Семенов. Один из топовых российских специалистов по Ближнему Востоку

@pithhelmet Прошлое и современность Индии и сопредельных стран

@uyghur_jut Уйгурский Общинник. Канал, посвящённый Восточному Туркестану.

@minarety Современный Ближний Восток

@middleastguide Авторский канал об Иране

Личные блоги

@venturing Финтех, крипта, венчурные инвестиции

@galgashova_blog HR из долины. Когда весной мне понадобился профессиональный совет, она из всех моих знакомых дала самый обстоятельный и по делу ответ

@OreshkaFM Моя одностипендиатка по чивнингу, финансовый журналист

@datainthecity Тоже моя одночивнерша занимается городскими данными
Читать полностью
А вот еще такие новости: по данным издания Middle East Eye (со ссылкой на анонимные источники) во время недавней поездки в Саудовскую Аравию Биньямин Нетаниягу призывал уходящего госсекретаря США Майка Помпео и саудовского наследного принца Мухаммеда бин Салмана совершить атаку на ядерные объекты в Иране. Но ни тот, ни другой его не поддержали. 

При этом и в Тегеране, и в Эр-Рияде считают, что угроза нападения США на иранские предприятия по обогащению урана, пока Дональд Трамп еще в Белом доме, все еще существует. 

«Бин Салман знает, что если Трамп нападет на иранцев, Саудовская Аравия не получит защиты от Байдена, – сказал источник. – Сейчас он не хочет, чтобы что-то подобное происходило при Трампе. Это было ясно на встрече».

Ранее то же издание сообщило, что Иран отправил командира элитного подразделения «Аль-Кудс» Исмаила Каани в Багдад, чтобы приказать связанным с ним иракским группировкам прекратить все атаки до тех пор, пока Байден не окажется в Белом доме.

«Каани ясно дал понять, что Трамп хочет втянуть регион в открытую войну перед уходом, чтобы отомстить своим оппонентам за проигрыш на выборах, и не в наших интересах давать ему какое-либо оправдание для начала такой войны», – сообщил Middle East Eye старший командир шиитской вооруженной группировки, который был проинформирован о том, что было сказано на встрече.

(тот неловкий момент, когда, казалось бы, самые людоедские режимы региона проявляют больше сдержанности и благоразумия, чем оплот мира и демократии на Ближнем Востоке).
Читать полностью
И это, конечно, отдельная интересная тема. Суда по той же книге Ронена Бергмана, а также некоторым интервью и высказываниям Эхуда Барака, министра обороны Израиля в 2007-2013 годах при премьер-министре Нетаньяху, они были довольно близки к тому, чтобы разбомбить иранские ядерные объекты, а то и начать наземную операцию. То, что этого так и не случилось, а также то, насколько Биби и Эхуд не делали секрета из своих намерений, наводит на мысль, что главная цель здесь была – спровоцировать американцев атаковать первыми, чтобы хотя бы контролировать тайминг. 

Но Барак Обама пошел другим путем и начал вести с иранцами переговоры. Цель сделки была в том, чтобы все ядерные разработки Ирана находились под контролем наблюдателей, а создание ими оружия замедлилось или было отложено хотя бы лет на десять. Договор, заключенный в 2015 году, был далеко не идеален. Есть мнение, что если бы его заключили парой лет позже, Иран был бы в куда худшем экономическом положении и согласился бы на куда худшие для себя условия. Но у Обамы не было этих пары лет – он боялся, что израильтяне начнут войну, втягивая в нее США, а потому должен был действовать быстро. Таким образом, в том, что ядерное соглашение, которое Нетаньяху без конца критикует, было принято именно в том виде, в каком оно было принято – виноват, собственно, он сам.

Справедливости ради, представить, что в начале 2010х американский президент предпочтет дипломатию с иранцами, было довольно сложно – слишком велики были ставки, слишком высок уже градус анти-иранской истерии, поднятой израильским руководством. 

В связи с этим, кстати, на днях появился интересный текст в Foreign Affairs. Автор – исполняющий вице-президент Института ответственного госуправления Куинси, США, – пишет, что Джо Байден не должен позволить уходящему Трампу и израильтянам ограничивать его возможности в отношении Ирана. Как Обама в свое время, Байден должен смотреть шире:  не только присоединиться к ядерной сделке, но и улучшить отношения с Ираном, как бы этому ни противились в Саудовской Аравии, Эмиратах и Израиле.

Многие традиционные партнеры США на Ближнем Востоке, в частности Израиль, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты, выигрывают от конфликта между США и Ираном и кровно заинтересованы в том, чтобы США использовали свою подавляющую военную и экономическую мощь, чтобы не допустить смещения регионального баланса в пользу Тегерана. Эти государства без колебаний саботируют дипломатию между Соединенными Штатами. Поскольку США, возможно, придают чрезмерное значение своим партнерским отношениям на Ближнем Востоке, Вашингтон часто не желает сопротивляться таким усилиям и вместо этого умиротворяет их.

Но если пребывание в ловушке нескончаемой вражды больше не служит интересам США, а вместо этого делает страну менее безопасной в то время, когда общественность хочет прекращения войн и вывода войск с Ближнего Востока, то Байдену следует перехитрить Трампа так же, как Обама перехитрил Нетаньяху, и думать не только о ядерной сделке. Например, прямые дипломатические отношения с Ираном могут помочь США избежать конфликта в регионе и позволить им более эффективно влиять на иранскую политику, которую они считают проблематичной. Байден может ясно дать понять, что помимо ядерной сделки он готов к нормализации отношений с Тегераном.

Глобальных проблем с этим сценарием, по-моему, две. Во-первых, у Байдена вряд ли хватит политической воли на такой крутой поворот. Во-вторых, Иран за последние пять лет стал куда более радикальным, и станет еще более радикальным после президентских выборов в следующем году. Да и как, после одностороннего выхода из предыдущей сделки, вообще о чем-то договариваться с США? 

Но было бы, конечно, красиво.
Читать полностью
Если убийство иранского физика-ядерщика Мохсена Фахризаде действительно организовано «Моссадом» (в чем сомнений почти нет) – это не первый подобный ход израильской разведки. Есть даже целая книжка на эту тему – Rise and Kill First Ронена Бергмана (читается на одном дыхании, как остросюжетный триллер). Это история убийств, совершенных и планировавшихся «Моссадом» – а таковых, как пишет автор, больше, чем у любой другой спецслужбы в мире, включая американскую. 

Про иранскую ядерную программу в книге нет никаких недомолвок – Меир Даган, который бы директором «Моссада» в 2002-2011 годах, был сторонником третированных убийств как метода, а после отставки из спецслужб не стеснялся делиться даже довольно чувствительной информацией с журналистами. 

«Спорадические ликвидации ничего не стоят, – приводит Бергман слова Дагана. – Устранение старшего оперативного персонала, наряду с ударами по руководству как постоянная и продолжающаяся политика – это очень хорошо. Когда я говорю «руководство», я имею в виду, конечно, в самом широком смысле. Всегда ли я предпочел бы убить номера один? Не обязательно. Я ищу высший оперативный эшелон, тот, который действительно управляет процессами, который имеет наибольшее влияние на местах».

Именно Даган разработал план по пресечению ядерных амбиций Ирана, который
оказался чрезвычайно успешным. Это был пятикомпонентный подход: сильное международное дипломатическое давление, экономические санкции, поддержка иранских меньшинств и оппозиционных групп, чтобы помочь им свергнуть режим, срыв поставок оборудования и сырья для ядерной программы и, наконец, тайные операции, включая саботаж установок и целенаправленные убийства ключевых фигур в программе.

И если на каждом этапе реализации плана Израиль мог опираться на помощь США, то последний пункт – целенаправленное убийство ученых – был реализован «Моссадом» самостоятельно, поскольку Даган знал, что США не согласятся участвовать. 

14 января 2007 года доктор Ардешир Хоссейнпур, сорокачетырехлетний ученый-ядерщик, работавший на урановом заводе в Исфахане, скончался при загадочных обстоятельствах. В официальном сообщении о его смерти отмечалось, что он задохнулся в результате «утечки газа», но иранская разведка убеждена, что он стал жертвой израильтян.

12 января 2010 года в 8:10 утра Масуд Алимохаммади вышел из своего дома в престижном районе северного Тегерана и направился к своей машине. Он получил докторскую степень в области физики элементарных частиц в 1992 году Технологическим университетом Шарифа и стал там старшим преподавателем. Позже он присоединился к ядерному проекту, где был одним из ведущих ученых. Когда он открыл дверцу своей машины, припаркованный поблизости мотоцикл взорвался, убив его.

Убийство ученых – людей, работающих на государственных должностях в суверенном государстве, но не причастных к терроризму, – не обошлось без внутренних дебатов в «Моссаде». На одном из рабочих совещаний в офисе Дагана офицер разведки, работавшая под руководством заместителя директора Тамира Пардо, встала и сказала, что ее отец был ведущим ученым в ядерной программе Израиля. «Судя по распространенному здесь образу мышления, – заявила она, – мой отец был бы законной целью для уничтожения. Я считаю, что это ни морально, ни законно». Но все возражения были отклонены.

Иранцы, со своей стороны, поняли, что кто-то убивает их ученых, и начали их тщательно охранять, особенно начальника группы вооружений Мохсена Фахризаде, которого считали мозгом проекта.

Но вскоре эту программу «Моссада» пришлось свернуть – когда стало известно, что Барак Обама пытается договориться с иранцами о какой-то пока ещё непонятной ядерной сделке. 
Читать полностью
Поучительная история о том, как социальные сети изменили разведку, а также о том, что в интернете нужно быть острожным.

Начиная со времен Второй мировой американская разведка использовала разведданные открытых источников - например, по сообщениям немецких газет можно было вычислить примерное количество человеческих потерь с их стороны. В годы холодной войны этот метод также использовался, но с развитием интернета данных стало слишком много, и этот источник разведданных практически перестал использоваться.

Тем не менее, некоторые прогрессивные офицеры все же считали, что за открытыми данными - будущее. Это была довольно некомфортная идея, ведь это значило, что всю систему разведки нужно перестраивать. Одним из таких прогрессивных офицеров был генерал-лейтенант Майкл Флинн. После теракта 11 сентября он был назначен руководителем разведки оперативной группы, которая отправилась в Афганистан. Там, на Ближнем Востоке, Флинн понял, что ему нужны новые методы для обнаружения врага. Вместо того, чтобы пытаться “выловить” отдельных людей, группа под руководством Флинна стала специализироваться на обнаружении целых сетей. Метод оказался успешным - карьера Флинна пошла вверх.

В 2012 году он стал руководить агентством, ответственным за разведку для всей американской армии. Флинн задумал реорганизовать всю систему. До развития социальных сетей, говорил он, 90% разведданных приходились на секретные источники. Сейчас - наоборот, 90% приходится на открытые источники - нужно только уметь их прочитать. В мире, где миллионы людей пользуются смартфонами с камерами и GPS, практически невозможно оставаться незамеченным. Так, та самая база, на которой размещались бойцы Флинна на Ближнем Востоке, была позднее обнаружена из-за того, что они использовали приложение для физических упражнений. Выходя на утреннюю пробежку вокруг базы и нажимая на кнопку смартфона, они создавали идеальную карту расположения объекта.

Со всеми этими идеями в голове, Флинн начал ре-организацию агенства. Многим это не понравилось: люди, работающие по-старому, могли лишиться мест, да и госучреждение не было достаточно подвижно, чтобы воспринять изменения вот так сразу. Всего через полтора года после назначения Флинн был вынужден уйти на пенсию. Выглядит, как история диджитал-пророка, опередившего свое время? Не тут-то было.

После отстранения от службы Флинн начал заниматься консалтингом, параллельно выстраивая собственный медиа-образ, но в какой-то момент стал известен больше всего как критик администрации Обамы, которая прервала его военную карьеру. Он выступал в Москве на праздновании дня рождения телеканала RT и засветился на фото с Путиным. Он участвовал в сделках с правительством Турции, не задекларировав их должным образом. И после всего этого - он стал частью предвыборной кампании Дональда Трампа, а затем его советником по безопасности.

Онлайн-активность Флинна разгоралась по мере того, как он вступил в политику. Его твиттер был полон ксенофобских, расистских, исламофобских и анти-семитских высказываний - а также конспирологических теорий, вроде той, что вашингтонские элиты регулярно собираются, чтобы выпить человеческой крови. Некоторые его твиты были связаны с аккаунтами российской фабрики троллей.

Всего несколько недель после начала его работы в Белом доме, Флинн был уволен из-за связей с российским правительством. Так человек, который раньше многих понял силу интернета, стал его жертвой.
Читать полностью
Дональд Трамп подумывает помиловать своего бывшего советника Майкла Флинна, которого в 2017 году признали виновным в том, что он лгал ФБР о своих связях с Россией.

В связи с этим хочу напомнить мой давний пост про Флинна – человека, конечно, неординарной карьерной и жизненной траектории.
Это не самоочевидно в наших Палестинах, но мировая тенденция показывает снижение роли религии по всему миру – причем не только в развитых странах, но и повсюду. И дело не в индустриализации и распространении научного знания, как предсказывали когда-то.

Есть три основные причины упадка веры. Первая – снижение неопределенности и рост бытовой и экзистенциальной безопасности. Чем больше люди становятся способными избежать голода, справляться с болезнями и подавлять насилие, тем меньше они становятся зависимыми от религии – и менее склонны мириться с ее ограничениями.

Вторая – политическая. В США, которые всегда считались примером того, что развитое общество может быть одновременно религиозным, упадок религии один из самых значительных из наблюдаемых стран. Отчасти это связано с тем, что с 1990-х годов Республиканская партия стремилась заручиться поддержкой  консервативных христиан, занимая традиционалистские позиции в отношении однополых браков, абортов и других культурных вопросов. Но этот политический призыв к религиозным избирателям имел побочный эффект: он оттолкнул часть людей, особенно молодых и либеральных в культурном отношении, от религии. Когда-то считалось, что религиозные верования формируют политические взгляды, а не наоборот. Но недавние данные показывают, что причинно-следственная связь может быть обратной: многие люди сначала меняют свои политические взгляды, а затем становятся менее религиозными.

Наконец, важнейшим фактором снижения уровня религиозности становится изменение норм, регулирующих рождаемость человека. На протяжении многих веков большинство обществ возлагали на женщин обязанность производить как можно больше детей и не поощряли развод, аборты, гомосексуальность, контрацепцию и любое сексуальное поведение, не связанное с репродуктивной функцией. Священные писания основных мировых религий сильно различаются, но практически все они внушали своим приверженцам ценность плодородия. В мире с высокой младенческой смертностью и низкой продолжительностью жизни, которые преобладали до недавнего времени, средней женщине приходилось производить от пяти до восьми детей, чтобы просто поддерживать население на прежнем уровне.

В течение двадцатого века во все большем числе стран резко снизился уровень детской смертности и увеличилась продолжительность жизни, что сделало эти традиционные культурные нормы более ненужными. Этот процесс не произошел в одночасье, но когда общество достигло достаточно высокого уровня экономической и физической безопасности, молодые поколения выросли, принимая эту безопасность как должное, и нормы рождаемости отступили.

Ну и – с упадком религиозной веры мир не начал рушиться. На протяжении веков религия служила социальной сплоченности, снижая уровень преступности и поощряя соблюдение закона. Каждая основная религия прививает ту или иную версию библейских заповедей «Не укради» и «Не убий». Поэтому понятно, что религиозные консерваторы опасаются, что отступление от религии приведет к социальному беспорядку с ростом коррупции и преступности. Но это опасение не подтверждается доказательствами. Скажем, если сравнить индекс коррумпированности стран Transparency International и уровень религиозности, окажется, что именно самые религиозные страны подвержены коррупции.

Ясно, что религиозность не вызывает коррупции или преступности – но и преступность, и коррупция, и религиозность имеют тенденцию быть высокими в обществах с низким уровнем экзистенциальной безопасности.
Читать полностью
Друзья из тель-авивского «Мойше хаус» позвали меня прочитать, не побоюсь этого слова, лекцию про американо-израильские отношения.

Мало какое мировое событие израильтяне переживали так эмоционально, как выборы президента США — а уж по степени поляризации израильского общества американские выборы сравнятся разве что с выборами израильскими. В следующий четверг расскажу о том,

• Почему американский президент так важен для Израиля?
• Всегда ли республиканцы были нашими лучшими друзьями, а демократы — наоборот?
• Кто ответствен за имидж Израиля в США?
• И при чем тут евангелисты?

И конечно, мы попробуем порассуждать о том, чего Израилю ждать от Джо Байдена, если (когда) он станет президентом.

Будет какое-то небольшое, эпидемиологически оправданное количество людей, обещают соблюдение социальной дистанции и прочие приметы времени. Заходите, если вы где-то недалеко:

https://fb.me/e/3fqmAKDLw
Читать полностью
Победе Джо Байдена радуются не только всякие там либералы, но и, например, ливанская группировка-слэш-партия «Хезболла». В последние годы все для нее складывалось неладно – трамповская политика «максимального давления» на Иран задела и шиитскую группу: иссяк поток финансирования из Тегерана (который раньше составлял около 700 миллионов долларов в год), стало сложнее отмывать деньги, один за другим связанные с «Хезболлой» люди и компании подпадали под санкции. И это не говоря о крупнейшем за десятилетия политическом, экономическом и социальном кризисе, постигшем Ливан.

Пишут, что финансовые проблемы «Хезболлы» из-за санкций США вынудили партию сократить многие субсидии, которые она предоставляла своим боевикам. Например, раненые боевики почти не получают лечения или лекарств и лишились пенсии по инвалидности, которую они получали в дополнение к своей зарплате. 

И потому теперь, когда Джо Байден победил на выборах в США, «Хезболла» полагает, что и на ее улице может наступить праздник.

Генсек «Хезболлы» заявил, что он рад «унизительному падению» Трампа, которого он обвинил в отсутствии ограничений, добавив, что «высокомерие и агрессивность» увеличили вероятность войны.

Байден заявил, что в случае победы на выборах он прекратит политику максимального давления на Тегеран и вновь вступит в иранскую ядерную сделку 2015 года, от которой Трамп в одностороннем порядке отказался в 2018 году, прежде чем ввести ряд новых санкций.

Повторная сделка – теоретически – позволит Ирану снова продавать свою нефть на международных рынках, а иранские деньги в конечном итоге перейдут в руки «Хезболлы». 

Но слишком резких изменений «Хезболле» и ее сторонникам ждать все же не стоит. Во-первых, сенат, судя по всему, по-прежнему будет республиканским – а значит, не всем инициативам нового президента будет суждено воплотиться в жизнь. Во-вторых, многие санкции против «Хезболлы» и связанных с ней лиц и организаций были одобрены обеими партиями. В-третьих, Байден вряд ли хочет и может заключить с Ираном какое угодно соглашение – наверняка региональная безопасность будет стоять на повестке дня. Тем не менее, любые дипломатические послабления должны привести к смягчению экономических санкций против Исламской Республики – а это, в свою очередь, сыграет на руку «Хезболле», учитывая разрушенную экономику Ливана.

Многие сторонники «Хезболлы» говорят, что их доверие к партии было подорвано альянсами с коррумпированными политиками, а героические действия в конфликте с Израилем до 2006 более молодые сторонники движения даже не помнят. 

Если у него снова появятся деньги, ливанское движение может начать возвращать сердца и умы людей, покидающих его ряды, особенно на волне протестов против истеблишмента, которые начались в октябре 2019 года.
Читать полностью
Самая хорошая сегодняшняя новость — что за разработку той самой прорывной вакцины от коронавируса ответственны турецкие иммигранты в Германии во втором поколении.

55-летний исполнительный директор BioNTech Угур Сахин, сын турецкого гастарбайтера, работающего на заводе Ford в Кельне, сегодня входит в сотню самых богатых немцев вместе со своей женой и коллегой, членом правления компании Озлем Туречи. Оба занимались медициной, познакомились в университете, влюбились, женились и продолжили разрабатывать лекарство от рака, а потом основали BioNTech, чья рыночная стоимость сейчас больше, чем у «Люфтганзы».

Говорят еще, что Сахин – скромняга, ходит на деловые встречи в джинсах и носит с собой свой фирменный велосипедный шлем и рюкзак.

Прекрасная история о том, что иммиграция – это почти всегда хорошо для принимающей стороны (об этом, впрочем, вам лучше расскажет любой экономист).
Читать полностью
Над Израилем стоит плач Ярославны – на кого ты, Дональд Трамп, нас покинул? Бывший президент США считается самым произраильским политиком в истории. Джо Байдена, наоборот, почему-то изображают чуть ли не антисемитом и готовятся затянуть пояса.

Между тем, это очень далеко от правды. Джо Байден на протяжении всей карьеры занимал произраильскую позицию. Одним из его первых зарубежных визитов в качестве новоизбранного сенатора была поездка в Израиль — тогда он встретился с премьер-министром Голдой Меир. Было это незадолго до Войны Судного дня, потом Байден неоднократно вспоминал  о той встрече. Кажется, именно тогда он осознал хрупкость существования еврейского государства в регионе и стал его ярым защитником. Не будучи евреем, он называет себя сионистом. 

Продолжительные отношения связывают Байдена и Нетанияху. Будучи вице-президентом в администрации Обамы, Байден представлял более произраильское крыло демократов. А во время одного из визитов Нетанияху в Белый дом даже воскликнул: «Биби, я твой лучший друг здесь!» (конечно, это было до президентства Дональда Трампа).

Байден последовательно поддерживает формулу «два государства для двух народов», неоднократно высказывался против расширения израильских поселений и критиковал «сделку века» Трампа. В то же время он отверг предложение более радикального крыла демократов, в частности, Берни Сандерса, ограничить военную поддержку Израиля. «Сама идея, что я отзову военную помощь Израилю, как некоторые предлагают — немыслима. Я не собираюсь этого делать. Это как сказать Франции: “Поскольку вы с нами не согласны, мы вышвырнем вас из НАТО”», — заявил Байден. 

Кроме того, он часто подчеркивает, что на палестинцах лежит часть вины за сложившуюся ситуацию, и призывает их прекратить насилие против израильтян, а также остановить призывы к насилию в системе палестинского образования. 

С шагами Трампа, которые считаются произраильскими, он не всегда был согласен, но отменять их не станет: посольство США останется в Иерусалиме (правда, ожидается открытие американского консульства в Восточном Иерусалиме для палестинцев), признание за Израилем Голанских высот (если об этом кто-то еще помнит: шаг столь же бессмысленный, сколь в свое время громкий) тоже останется. «Соглашения Авраама» о нормализации отношений между Израилем и ОАЭ и Бахрейном тоже в безопасности (по крайней мере до тех пор, пока американцы продают арабам оружие).  

Байден также считает борьбу с антисемитизмом внутри и за пределами США одной из своих первоочередных задач. «Как президент, я буду постоянно об этом говорить, — заявил он, и добавил: — это начинается с евреев, но евреями никогда не заканчивается». Он неоднократно подвергал критике Дональда Трампа за поддержку праворадикальных и антисемитских групп. В то же время Байден осуждает и левое крыло Демократической партии за нападки на Израиль и приверженность движению BDS.

Кроме того, есть мнение, что даже Биби не смог бы из второго срока Трампа выжать больше, чем уже выжал. С этой точки зрения первый срок Байдена даже для него, может быть, предпочтительнее. В конце концов, с ним Нетанияху уже работал, ключевые израильские игроки и дипломаты знают и Байдена, и его команду; есть надежда на некоторую стабильность и предсказуемость, в отличие от администрации Трампа, в которой высокопоставленные лица сменялись еще до того, как кто-то успевал запомнить их имена. 

Ну и вообще – считать, что благополучие государства Израиль завязано на одном человеке (и даже не израильтянине) – это как-то немножко унизительно.
Читать полностью
Сегодня — 25 годовщина убийства израильского премьер-министра Ицхака Рабина. Противники нынешнего премьера, Биньямина Нетаньяху, который впервые был избран после смерти Рабина, часто ставят убийство ему в вину: не он, конечно, нажал на курок, но он, вроде как, подстрекал и создал в стране атмосферу, в которой такое убийство смогло произойти.

Но вот обозреватель газеты «Хаарец» и автор биографии Биньямина Нетанияху Аншель Пфеффер (которого трудно заподозрить в излишней политической симпатии к герою его книги) пишет, что это не совсем так.

Он описывает многочисленные демонстрации против Норвежских соглашений, которые проходили в месяцы накануне убийства. «Люди кричали «​​Смерть Рабину!»… Он [Биби] не мог их видеть, но телевизионные репортажи с демонстраций были смонтированы так, чтобы казалось, будто Нетанияху поощрял призывы и сожжение фотографий Рабина. Когда ему рассказали о происходящем на площади, он сразу их осудил, но было уже поздно».

«Возле парламента участники беспорядков заметили машину премьер-министра. Рабина там не было, но члены запрещенного движения «Ках» окружили ее, нанося удары по бокам. Позже один из них с гордостью представил эмблему Cadillac, который он оторвал от автомобиля. «Так же, как мы добрались до эмблемы, мы можем добраться до самого Рабина», – хвастался он».

«Поведение Нетанияху в те месяцы остается самым невывожимым пятном в его послужном списке. Обвинение в том, что он руководил подстрекательством, стало общепринятой истиной. Но Нетанияху ни разу не использовал лексику крайне правых против Рабина и его министров. Он не присоединился к хору, призывающему предать суду «преступников Осло» за измену родине. Он выступил против тех, кто скандировал «Рабин-предатель», увещевая их. «Он не предатель, [но] он совершает большую ошибку», – решительно заявил он на митинге в апреле. “Мы имеем дело с политическими соперниками, а не с врагами. Мы одна нация”.»

(On a side note: удивительно, как изменилась риторика за прошедшие годы. Сейчас у Биби все враги, даже если идеологически они примерно в одном лагере)

Но вернемся к Пфефферу. Он утверждает, что некоторые другие лидеры «Ликуда» позволяли себе высказывания и похуже (Ариэль Шарон сравнивал Рабина с пособниками нацистов), но Биби обвиняют в подстрекательстве именно потому, что он как лидер конкурирующей партии был его политическим соперником.

«Тело убитого премьер-министра еще не остыло, общественность еще не узнала личность убийцы, но Нетанияху уже считали главным злодеем. Изгнанный истеблишментом, даже о том, что Рабин скончался в больнице он узнал от посла США в Израиле Мартина Индика».

Когда семья Рабина сидела шиву, семь дней траура, в своем доме в Тель-Авиве, палестинский лидер Ясир Арафат нанес им визит. Нетанияху посоветовали не приезжать.
Читать полностью
Эльмира права: вчера случилось два ужасных теракта, в обоих случаях прослеживается след ИГИЛ; в одном из них было убито 22 человека и 22 других ранено, это произошло в университете, атака продолжалась несколько часов; тела студентов лежали в лужах крови в классных комнатах — но вы, скорее всего, слышали только о втором.
Читать полностью
Дорогой читатель!
Мой канал входит в сообщество исторических каналов «КЛИО» — это команда молодых талантливых людей, популяризирующих знания о прошлом.

@History_of_the_Empire_Russia — уникальный канал по истории дореволюционной России. Восполнение пробелов в советском и постсоветском образовании;

@LostGen — Эпоха 90-х. У каждого она своя. Это не только пора минувшего детства и юности, это период становления нового поколения и нового государства. Мы покажем из чего она складывалась;

@eidelman — Уроки истории с заслуженным учителем РФ, известным писателем и одной из самых популярных авторов платформы «Арзамас» Тамарой Эйдельман;

@sublimeporte — Высокая Порта;

@docsandstuff — исторические анекдоты, заметки о кино, удивительные фотографии и еженедельный подкаст "Синий бархат" о том, что история — не то, чем кажется;

@crypttales — древний Египет глазами профессионалов. Разберись, водил ли Моисей евреев по пустыне? Пишут ли древние папирусы о казнях египетских? И кто из фараонов утонул в расступившемся море?;

@zalesje — авторский канал посвященный пространствам "Золотого кольца России". О субстратной истории, культуре, метафизике и социальной антропологии Северо-Восточной России - свежо, весело и без понтов;

@zhili_zhe_ludi — Канал о повседневной жизни общества в разные эпохи. Истории о том, как воевали и рожали, что ели и как развлекались люди от древности до наших дней;

@kremlinmuseums — повседневная история древнего Кремля — быт и будни первых князей, царей, цариц и императоров. Рассказывают и показывают сотрудники Музеев Кремля;

@madlythoughts — статьи про кинематографию 20 века и архитектуру, а также другие полезные материалы, да и просто личные заметки автора;

@lacewars — Канал известного историка. Сколько стоило повесить пирата? Какими были средневековые маньяки? Подписывайся – и узнаешь;

@medieval_legacy — тысячелетняя история и культура европейского Средневековья вперемешку с авторскими размышлениями. Живое наследие эпохи без стереотипов;

@dronopedia Подкаст «Закат Империи» — поразительные истории о событиях начала 20-го века и о людях, которые жили тогда. Революция, секс, наркотики и панк-рок в Российской империи;

@estet_best — Твой путеводитель по миру культуры, который подскажет «Что посмотреть?» и «Что почитать?». Регулярные анонсы кинопремьер, новинки литературы и статьи о живописи и истории;

@gumkonvoy — главный гуманитарный агрегатор Telegram
Читать полностью
Все это новое оружие оказалась настолько эффективно, что некоторые комментаторы открыто говорят о кончине танка как основного средства ведения войны. Но многие считают, что эти заявления несколько поспешны. Так, историк и бывший военный армии США Роберт Бейтман пишет в Foreign Policy, что проблема в Нагорном Карабахе заключается не в дронах и датчиках, а в необученности и непрофессиональности самих армий. 

По его мнению, заявления обеих стран о том, как много вражеских бронетранспортеров они уничтожили (130 армянских и 137 азербайджанских) всего за первые 10 дней конфликта – полная ерунда. Для обеих сторон это был бы невероятный процент от их общих сил. У Азербайджана, вероятно, было от 500 до 600 танков до недавних боев, у армянских сил также было не более нескольких сотен боевых танков на начальном этапе.

Предполагаемые видеодоказательства, записанные с дронов, тоже не совсем то, чем кажутся. Не все удары на них связаны с передовыми технологиями. Некоторые из видеороликов ясно показывают, что танки уничтожаются противотанковыми минами – технология, которой которой более 100 лет – в то время как другие поражаются какими-то другими орудиями. 

Но главный вывод, который можно сделать на основе бесконечных видео и с одной, и с другой стороны, так это то, что мало закупить новейшее вооружение – им нужно еще уметь пользоваться, и вот этого-то обеим армиям и не достает. 

На видео за видео видно бронетехнику, сгруппированную в тесные ряды, как будто во время парада, а не боевых действий. Они не маневрируют, как того требуют условия боя. Точно так же машины, видимые на статичных боевых позициях, почти всегда просматриваются без каких-либо серьезных попыток маскировки.

Другая проблема – местность, и засушливые горы Нагорного Карабаха – не лучшее место для танковых боев. Земля иссохшая, без укрытия в виде растительности. Это делает танки особенно уязвимыми – но так было на протяжении всей истории бронетехники. Местность преодолима, но для этого требуются дисциплинированные силы, специально подготовленные к действиям в этом районе. 
 
Технологии и местность можно преодолеть с помощью тактики. Профессиональные военные силы вырабатывают очень четкие ответы на местность и угрозу, с которой, по их мнению, они столкнутся. Затем они тренируют и, что немаловажно, оснащают свои войска, чтобы избежать ограничений, с которыми они могут столкнуться (например, открытая местность без очевидного укрытия), или использовать свои потенциальные преимущества. Но почти в каждом видео, показанном как Арменией, так и Азербайджаном, противоборствующие силы вели себя как дилетанты – сгруппировались вместе, не использовали тактику комбинированного оружия и оставались уязвимыми для атак с воздуха. Артиллерия противовоздушной обороны является важнейшим компонентом общевойсковой группы сухопутных войск, особенно если она не обладает значительной собственной авиацией. Дроны в этом конфликте – это не совсем самолеты-невидимки или те, которые сбрасывают боеприпасы с большой высоты. Их можно относительно легко сбить с помощью подходящего оборудования и подготовки.

Возможно, за дронами, датчиками и сверхточной артиллерией будущее, но бои в Нагорном Карабахе ничего не говорят нам о гибели бронетехники. Все, что они показывают, – это две некомпетентно обученные и оснащенные вооруженные силы, которые оставляют себя неуклюже открытыми, и мощь быстро производимых видео как оружия в эпоху социальных сетей. Но выводы, тем не менее, сделать можно. Западноевропейские силы и в некоторой степени США недооценивают артиллерию противовоздушной обороны. Дроны будут представлять собой растущую угрозу, но сбивать дешевые дроны тоже дешево. Компетентные современные общевойсковые войска, даже без господства в воздухе, могут смести эту угрозу с неба. Столкнувшись с парадом войск, которые потратили большую часть своего бюджета не на обучение, а на покупку новейших игрушек, любая современная профессиональная армия будет преобладать.
Читать полностью
О боевых действиях в Нагорном Карабахе часто пишут, как о войне будущего, из-за новейшего вооружения, которое используют армии (в основном, азербайджанская). В частности, речь идет о трех главных новинках мирового военпрома, использование которых на поле боя обеспечивает все более очевидное преимущество: дроны, датчики и высокоточная артиллерия дальнего действия. Об этом пишет, например, «Аль-Джазира».

Использование дронов, или беспилотных летательных аппаратов (БПЛА), на полях сражений по всему миру увеличивается, и нынешний конфликт между Азербайджаном и Арменией стал еще одним подтверждением их эффективности. Азербайджан неуклонно наращивает численность беспилотников – в частности, их ему поставляет Израиль. 

Такие БПЛА, такие как Harop, с большим успехом использовались уже в предыдущей крупной стычке в 2016 году. Это новый класс машин, который по сути представляет собой «камикадзе» или БПЛА-смертник, сочетающий в себе ракету и беспилотник. Он может патрулировать поле боя, пока его удаленный оператор ищет цель, а найдя – направляет дрон, как ракету, уничтожая и летательный аппарат, и цель. 
Harop, или Harpy, можно было обнаружить по звуку его двигателя, но более новые модели БПЛА «камикадзе», такие как Skystriker и Orbiter 1K, недавно поставленные Израилем в Азербайджан, используют электродвигатели и практически бесшумны, пока не начнут атакующее пикирование. Совсем недавно Азербайджан купил у Турции зарекомендовавший себя в эксплуатации Bayraktar TB2 и с большим успехом использовал их. Дешевые и эффективные, они имеют более совершенную оптику и датчики и могут вернуться на базу, быстро заправиться, перевооружиться и снова подняться в воздух, зависая над полем боя в поисках новых целей.

У дронов есть еще один важный эффект. Их камеры, снимающие разрушение цели на видео высокого разрешения, позволяют стране доминировать на информационном поле боя. СМИ пестрели изображениями атак на армянскую артиллерию, а не наоборот. Несмотря на то, что Азербайджан тоже понес потери, вооруженные силы Армении по большей части не имели камер, снимающих уничтожение цели. Между тем, такие видео усилили ощущение успеха Азербайджана на поле боя, представляя картину почти полной его победы.

Решающее значение имеет не только использование дронов. Современное боевое пространство наполняется датчиками, благодаря которым стало намного проще обнаружить противника издалека. Дроны, вооруженные или нет, по сути являются сенсорными платформами, передающими жизненно важную информацию о передвижениях врагов в командные центры. Использование дронов в сочетании с георадаром, который может обнаруживать движущиеся или скрытые танки и бронетехнику днем ​​или ночью, означает, что сейчас все труднее спрятаться на поле боя.

При обнаружении движения активируются дальнобойная артиллерия и воздушные налеты, часто с разрушительными результатами. Эти орудия, конечно, существуют уже давно, но их возрастающая точность – это то, с чем военным только сейчас приходится иметь дело. 
В сочетании с датчикам, сгущающимися над полем битвы, эти новые системы имеют возможность перемещаться дальше с высокой точностью, и больше не нужно покрывать территорию боеголовками, чтобы гарантировать уничтожение цели. Теперь можно найти и уничтожить цель, находящуюся порой за сотни километров.

Несмотря на падение доходов от нефти, Азербайджан вложил значительные средства в эти системы, закупив израильские баллистические ракеты LORA с дальностью действия до 400 км и точностью до 10 метров.
В то же время, азербайджанскую армию вооружает и обучает использованию этих систем Турция. Обучение здесь очень важно, поскольку именно сочетание этих систем – датчиков, которые становятся немигающими глазами на всем боевом пространстве, оружия дальнего действия, которое можно использовать после обнаружения цели, и беспилотных летательных аппаратов для выполнения обеих задач и почти мгновенного уничтожения целей – дало вооруженным силам Азербайджана явное преимущество в нынешнем конфликте.
Читать полностью
Про теракты во Франции сказать нечего, кроме того, что это, конечно, ужасно; а вот про дискуссию вокруг — есть.

В бесконечном обсасывании ложной дихотомии «мы» vs. «они», «запад» vs. «восток», «иудо-христианский мир» vs. «мусульманский мир» (все ещё вспоминают и, не к ночи будет помянуто, «Столкновение цивилизаций») напрочь исчезают люди, которые как группа, на самом деле, во всей этой истории самые уязвимые: мусульмане, которые не поддерживают ИГИЛ, осуждают убийства и застряли между молотом и наковальней. Это относится и к мусульманам на Ближнем Востоке, но в первую очередь — к французским мусульманам, на которых подвыпившие белые француженки спускают собак у Эйфелевой башни; которых их собственные французские СМИ изображают «другими» и против которых их собственное французское правительство время от времени пытается провести бессмысленные законы (вспомнить хоть запрет на закрытые купальные костюмы).

Террорист-иммигрант чеченского происхождения представляет их примерно в той же степени, что меня представляет Андерс Брейвик (на всякий случай уточню — ни в малейшей степени не представляет). А кто их представляет? Эммануэль Макрон, французское государство и французское общество, кажется, нет.

Давным-давно я публиковала здесь пересказ основных идей книги «Джихад и смерть» французского исследователя Оливье Руа. Он много пишет именно про франкофонные страны и именно про исламистов-иммигрантов и что ими движет; оставляю здесь ссылку на текст, если кому интересно, и рекомендую саму книгу (правда, ее не переводили на русский).

Здесь же только отмечу, что Руа считает, что именно на плечах мусульман среднего класса лежит задача переформулирования ислама, его, если угодно, реформы. Смысл такой реформы будет состоять не в том, чтобы бороться с радикалами, но в том, чтобы дать голос остальным мусульманам, которые не считают ИГИЛ выразителями своих идей и верований. Но, как ни парадоксально, именно по этой группе французов мусульманского происхождения французский секуляризма бьет больнее всего, например, законами о запрете платков в университетах и публичных местах.
Читать полностью
Если Франция и хотела вернуть себе статус ближневосточной державы, то настроить против себя весь честной исламский мир – довольно странный способ этого добиться.

После убийства учителя истории, который на уроке показывал детям карикатуру на пророка Мухаммеда, Макрон пообещал взять под контроль радикальный ислам в стране, и правоохранительные органы начали проверку более 50 исламских учреждений (некоторые из них били закрыты). Кроме того, как я уже писала чуть выше, мусульмане Франции жалуются на рост исламофобии, что выливается в том числе в физическое насилие.

Протесты против Макрона и французской политики прошли в Ираке, Турции и секторе Газа, демонстранты в Багдаде сжигали французский флаг и наступали на изображения президента Франции. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган призвал к бойкоту французских товаров, а парламент Пакистана принял резолюцию, призывающую правительство отозвать своего посланника из Парижа. Несколько арабских торговых ассоциаций также объявили бойкот. Даже Муфтий Чечни и советник главы республики Рамзана Кадырова Салах-Хаджи Межиев назвал президента Франции «террористом номер 1».

Саудовская Аравия заявила, что «отвергает любые попытки связать ислам с терроризмом и осуждает оскорбительные карикатуры на Пророка». Правительство королевства также призвало «интеллектуальную и культурную свободу быть маяком уважения, терпимости и мира, отвергающего практики и действия, порождающие ненависть, насилие и экстремизм и противоречащие ценностям сосуществования», – согласно заявлению представителя министерства иностранных дел Саудовской Аравии.

Чиновник добавил, что Эр-Рияд осуждает все террористические акты, независимо от виновных.

По сообщениям иранских СМИ, МИД Ирана вызвал посла Франции в Тегеране. Представители иранского МИД в ходе беседы с послом подчеркнули, что осуждают любого рода оскорбления и проявление неуважения по отношению к пророку Мухаммеду.

Давно в регионе не было такого единства.
Читать полностью
«Нью-Йорк Таймс» как-то провел опрос: если бы вы могли путешествовать во времени и получили возможность убить Гитлера в младенчестве – сделали бы вы это? Результаты были такие: 42 процента читателей ответили «да», 30 процентов – «нет», и еще 28 процентов затруднились ответить. 

Логика тех, кто ответил «да», вполне понятна: Гитлер был величайшим преступником XX века. Но журналист издания «Атлантик» объясняет, почему лично он этого бы не сделал.

По сути, это более драматическая версия «проблемы вагонетки» – мыслительного эксперимента, в котором человек должен выбирать, позволить ли ускоряющейся вагонетке убить пять человек, или изменить ее курс, чтобы убить одного.

Существуют другие способы, кроме детоубийства, чтобы теоретически предотвратить приход Гитлера к власти. Можно похитить младенца-Гитлера и передать его в детский дом в Австралии, тем самым не допустив его прихода к власти в Германии. Или можно предотвратить встречу его родителей, чтобы он вообще не родился.

Но есть и другая причина не убивать, не изгонять или иным образом не удалять Гитлера – историческая. Вопрос в том, предотвратило ли бы отсутствие Гитлера Вторую мировую войну или Катастрофу?

Самый веский аргумент в пользу исключения Гитлера из истории – Холокост, поскольку он может быть напрямую связан с его существованием. Точные механизмы Холокоста – законы Нюрнберга, Хрустальная ночь, эскадроны смерти, газовые камеры и многое другое – несомненно, являются продуктом Гитлера и его учеников, и они, вероятно, не существовали бы без него. При прочих равных, выбор между Гитлером и Холокостом прост.

Но фокус на прямой ответственности Гитлера за Холокост закрывает нам глаза на более тревожные истины о начале ХХ века. Его отсутствие в истории не устранит лежащих в основе политических идеологий или социальных движений, которые подпитывали его господство. До его прихода к власти евгенические теории уже набирали вес в западных странах. Антисемитизм заразил гражданский дискурс и государственную политику в Европе и США. Такие концепции, как этническая иерархия и расовое превосходство, повлияли на политическую мысль в Германии и на всем Западе. 

Кроме того, нельзя игнорировать десятки тысяч людей, которые помогали осуществлению Холокоста как в Германии, так и по всей оккупированной Европе, а также социальные и политические силы, которые ему предшествовали. Не исключено, что в условиях экономической депрессии и научного расизма другой немецкий лидер также мог бы прийти к аналогичной идее геноцида, даже если бы она выглядела несколько иначе.

Кроме того, даже если бы устранение Гитлера предотвратило Вторую мировую – уверены ли мы, что мир стал бы лучше? Без экономических и военных потерь, нанесенных войной, были бы Британия и Франция в лучшем положении, чтобы предотвратить деколонизацию или, по крайней мере, лучше противостоять националистическим движениям в Африке и Азии с помощью силы? Советский Союз вышел из четырехлетней катастрофы как сверхдержава, даже с 27 миллионами погибших и тысячами разрушенных городов и деревень. Был бы он еще сильнее и агрессивнее в 1945 году, если бы не пострадал от войны? 

Другой важный аспект заключается в том, что возвышение Гитлера вынудило многих ведущих европейских физиков, химиков, математиков и других ученых искать убежища в Соединенных Штатах. Среди них были Альберт Эйнштейн, Нильс Бор, Энрико Ферми, Лео Силард и другие ученые, в частности, ответственные за разработку ядерных программ. Что, если бы эта интеллектуальная сила осталась в Европе? Что, если бы их открытия были сделаны в нацистской Германии или в Италии Муссолини? Что, если бы атомные бомбы были применены не для прекращения войны, а для ее начала?

Каким бы далеким от идеала ни был современный мир, он все-таки, хочется надеяться, вынес какие-то уроки из опыта ХХ века. Конфликты все еще продолжаются, но новая мировая война не начинается вот уже семьдесят лет. Расизм и антисемитизм все еще существуют, но довоенные формы колониализма и погромы в значительной степени исчезли. Удаление Гитлера из истории означало бы рискнуть одной неопровержимой истиной: он проиграл.
Читать полностью
Во Франции новый виток антимусульманской истерии – понятно, что он спровоцирован ужасным убийством учителя на прошлой неделе; но также понятно, что наказывать за него целую общину как-то неправильно. Между тем, президент Макрон объявил бой исламизму, и теперь более 50 мусульманских организаций проверяются правоохранительными органами.

Обратная сторона у этого такая: на двух женщин в хиджабах напали с ножом прямо рядом с Эйфелевой башней. Одна из жертв, сорокалетняя женщина, получила шесть ножевых ранений и находится в больнице с разрывом легкого. Вторая, которой 19 лет, получила три ножевых ранения и также была доставлена в больницу, но уже выписана. Полиция задержала двух нападавших – тоже женщин, вроде как они были пьяны. Если верить пострадавшим, их назвали «грязными арабками» и попытались сорвать с них платки.

Примечательно, что первоначально власти не публиковали никакой информации о случившемся, что вызвало критику со стороны онлайн-пользователей – тем более, что члены мусульманской общины страны жаловались на рост исламофобии.
Читать полностью