Радость Грядущих Дней

@radost_gryadyshix_dnei Нравится 0
Это ваш канал? Подтвердите владение для дополнительных возможностей

Искусство как духовное упражнение.
@PierreBezukhov
Гео и язык канала
не указан, не указан
Категория
не указана


Гео канала
не указан
Язык канала
не указан
Категория
не указана
Добавлен в индекс
16.11.2018 08:20
реклама
Исторические Факты
История это не только ушедшее прошлое но и настоящее!
Парнасский пересмешник
Главный исторический канал в телеграме
Daily Digest YouTube
Русский YouTube - Наука и техника
98
подписчиков
~0
охват 1 публикации
N/A
дневной охват
N/A
постов в день
N/A
ERR %
0
индекс цитирования
Просмотры
Данные по динамике просмотров появляются
на следующий день после добавления канала
Средний охват поста и ERR%
Данные по динамике среднего охвата и ERR появляются
на следующий день после добавления канала
Репосты и упоминания канала
0 упоминаний канала
0 упоминаний публикаций
38 репостов
Культурный
PhilosophyToday
НОСОВ
░Сампзидат░
Буквешная
PhilosophyToday
Культурный
artysmarty
PhilosophyToday
PhilosophyToday
PhilosophyToday
Караульный
Полка
Носо•рог
PhilosophyToday
Руки Брессона
ugle
Руки Брессона
Носо•рог
Руки Брессона
PhilosophyToday
Культурный
Руки Брессона
Культурный
Agavr Today
Культурный
Культурный
Культурный
Культурный
Свидетели и Егоры
Советский Союз
Культурный
Культурный
Буквешная
Буквешная
Каналы, которые цитирует @radost_gryadyshix_dnei
Переборхес
Переборхес
Последние публикации
Удалённые
С упоминаниями
Репосты
Но это ещё не вся дичь.

Сабар заново позвонил Фрицу и изложил ему все, что разузнал о нем. Они встретились. Фриц сначала снова все отрицал. Затем сказал, что не гарантировал Карен Кинг подлинность папируса. А затем и вовсе признался Сабару, что в детстве планировал стать священником, но его ещё ребёнком споил вином и изнасиловал католический священник прямо напротив церковного алтаря. Из-за этого сам Фриц так и не стал священником. (В Ватикане, кстати, об этом инциденте официально в курсе.) На десерт Фриц предложил Сабару написать совместную книгу, в которой утверждалось бы, что апокрифические Евангелия достовернее канонических, а роль женщин в них недооценена.

Как итог Фриц — обыкновенный бедолага из Флориды, да ещё и мелкий мошенник и временный порнограф, ставший в детстве жертвой педофилии, которая погубила всю его судьбу. Если, конечно, история про вино и алтарь не выдумка.

Из этого разговора Сабар заключил, что Фриц подделал папирус, который каким-то образом попался ему в руки. А точнее, Фрицем была сделана в папирусе маленькая, неприметная вставочка со словом «жена». (Для этого достаточно купить дощечку на Ebay, использовать рецепт древних чернил и не быть криворуким.) То есть папирус был подделан — раз, а два — у Иисуса не было жены. Монахи могут дальше спокойно жить в безбрачии.

Сабар опубликовал эту статью со своими гипотезами. После этого Карен Кинг была вынуждена публично признать, что папирус, видимо, в самом деле является фальшивкой.

Но почему она, профессор Гарварда, не удосужилась проверить источники папируса? Обыкновенная непрофессиональность? Сабар, который докопался вместо неё до всех истин, предполагает, что Кинг хотела банально протолкнуть женский вопрос в евангельскую тему из-за своих многолетних и безуспешных попыток найти в апокрифических евангелиях опору для своих феминистских взглядов. Если бы она их нашла, то "переписала бы патриархальную историю". Такие дела. Думаю, Сабару можно довериться с его гипотезой.

Ну правда, чем не коктейль из "Большого Лебовски" и "Врожденного Порока"?
Читать полностью
Идеальная история для Томаса Пинчона, Пола Томаса Андерсона или братьев Коэнов. И да, "осторожно, лонг-рид".

В 2012 году исследовательница-феминистка из Гарварда Карен Кинг заявила на международной конференции, что ей на руки "попался" древний коптский папирус с подлинным текстом, в котором есть слово "жена", имеющее отношение к Иисусу. То есть она заявила, что у Иисуса была жена — раз, а два — может, стоит пересмотреть роль женщин в евангельской истории? С тех пор этот апокриф, как и вся история, обзавелись названием "Евангелие жены Иисуса".

Эта скандальная новость, конечно, тут же разлетелась по всем мировым СМИ с заголовком "учёные доказали, что..." (скандальная в первую очередь потому, что отменяет внебрачный обет монахов, которому они следовали на протяжении двух тысяч лет). Профессиональным текстологам со всего мира пришлось бросить свои насущные дела, чтобы заняться проверкой подлинности этого папируса, который, к всеобщему удивлению, оказывался с высокой вероятностью подлинным.

Но тут этой историей заинтересовался журналист The Atlantic Ариэль Сабар. Он вступил в переписку с Кинг, выяснил через нее, что "анонимный продавец", толкнувший ей этот папирус, получил его от некого немецкого бизнесмена Ганса-Ульриха Лаукампа. Сабар, в отличие от Кинг, решил исследовать источники. Выяснилось, что Лаукамп никогда не интересовался папирусами; у него даже университетского образования не было, чтобы чо-то соображать в них и тем более коллекционировать.
И в США он жил в основном наездами, занимался небольшим бизнесом, связанный с автозапчастями.

Но у Лаукампа в автофирме работал некто Уолтер Фриц, который когда-то давно публиковал статьи на тему древнеегипетских текстов. Сабар сразу вышел на Фрица, но тот отказался обсуждать с ним эту тему.

Сабар стал копать и выяснил, что Фриц — недоучившийся египтовед-текстолог, который имел отношение к расхищению документов Штази в начале 90-х, занимался левым бизнесом купли-продажи редких и древних рукописей, в том числе античных, а ещё, что Фриц — режиссёр и продюсер домашней порнографии с участием его жены, которую он выкладывал в интернет. Сам Фриц был в пассивной роли в этих видео, сторонним наблюдателем. А с его женой этим иногда занимались сразу несколько мужчин. А еще его жена сама издаёт книги о том, как она общается с внеземными силами, точнее, с ангелами.
Читать полностью
Репост из: Переборхес
У Харольда Блума, 88-летнего уже автора литературоведческих бестселлеров, в том числе хорошо нам зашедшего «Западного канона» (а так же «Карты перечитываний» и «Страха влияний»), есть книга «J» (причём, писать эту заглавную букву следует только курсивом ), которая гораздо интереснее дежурных тёрок про главных писателей мира.

«J» (1990), так до сих пор и непереведённая на русский, содержит гипотезу Блума об авторе основных книг Ветхого Завета.
Блум считает, что Яхвист был женщиной. Допустим, звали её Вирсавией – и да, это та самая хаттеянка, царица-мать, на которой женился царь Давид. Всё это персонажи той самой легенды про Урию, которого царь отправил погибать на войну, дабы разлучить его с Вирсавией, помимо прочего, известную нам по картине Рембрандта.

Вирсавия – мать Соломона и это, по Блуму, многое объясняет: её шедевр об отношениях Яхве и Моисея, «повествование по ту сторону иронии и трагизма о том, как Яхве избрал не слишком к тому расположенного пророка, о том, как он, без причины пытался убить Моисея, и о последующих неприятностях, заставляющих страдать и Бога, и его орудие…»

Блум считает, что Вирсавия - главный автор «Бытия», «Исхода» и «Чисел», которые затем многократно переписывались, исправлялись и дополнились, подвергнутые систематической цензуре, переработке и редактуре.
Так, Блум считает последним крупным редактором Торы Ездру или кого-то из его последователей эпохи возвращения из Вавилонского пленения...

«В образе Яхве, созданном J, много человеческого – слишком человеческого: он ест и пьёт, часто выходит из себя, радуется, причиняя вред, он ревнив и мстителен, декларирует беспристрастность, при этом постоянно оказывая кому-то предпочтение и обнаруживает изрядную невротическую тревожность, решившись распространить своё благословление с элиты на весь народ Израилев. Когда он ведёт эту обезумевшую и измученную толпу через Синайскую пустыню, он уже так маловменяем, так опасен для себя и для других, что J следует признать первейшим богохульником среди писателей всех времён и народов».

Одна из важнейших интуиций Блума заключается в том, что «бог – возможно, величайшее произведение фантастической литературы. Яхвист не придумал Яхве, но Бог, которому поклоняются иудеи, христиане и мусульмане, – это литературный персонаж Яхве, которого Яхвист как раз создал; тот же, кто написал Евангелие от Марка, создал литературного персонажа Иисуса, которому поклоняются все христиане…»

Книга эта уже почти тридцать лет будоражит умы. Вот бы кто, вместо обычного тухляка, издал ее по-русски.
Можно даже и не к очередной «нон/фикшн»
Читать полностью
Реверанс великодушному Переборхесу, репостнувшему мою историю о Кнаусгоре.

Ниже — рецензия на одну из книг моего любимого Харольда Блума, чей "Западный канон" стал моей настольной книгой. У американцев в академической среде к Блуму относятся примерно так же, как у нас к любому советскому академическому динозавру (они обычно гуляют, как зомби, по Ленинке), и это очень печально. На мой взгляд, если бы все филологи писали с такой страстью о литературе, как пишет Блум, то филология была бы куда более автономной и влиятельной дисциплиной.

https://t.me/pereborhes
Читать полностью
Расследование, которое мы заслужили.
И ловите плюху с хорошим разбором от Атлантик, в котором рецензентка рассказывает, как так вышло, что о каком-то норвежском писателе она (и миллионы других людей) знает больше, чем о своих родителях, своих детях, своих друзьях и, возможно, о своем муже: https://www.theatlantic.com/magazine/archive/2018/11/knausgaard-devours-himself/570847/
Позавчера Нью-Йоркер опубликовал длинное, но интересное интервью с, наверное, самым модным и читаемым на сегодня писателем англоязычного интеллектуального мира – Карлом Уве Кнаусгором. Сейчас о нем пишут все и везде и по несколько раз: Нью-Йоркер, Нью-Йорк Таймс, Гардиан, Атлантик и т. д. Загуглите My Struggle и получите миллион ссылок о нем с новостями, рецензиями, интервью, видео, выступлениями и проч., и проч.

Дело в том, что совсем недавно на английском была опубликована шестая, финальная книга его автобиографии под названием «Моя борьба». В ней Кнаусгор рассказывает, стараясь ничего не сгладить и никого не жалеть, о своих непростых отношениях: с родителями, с разведенной женой, с детьми, которых вроде любит, а вроде нет, и, конечно, с самим собой. О себе самом, кажется, он пишет больше всего. Лично мне его литература напоминает коктейль из Буковски и Уэльбека с примесью скандинавской меланхолии: брутальный (то есть ранимый) главный герой, лаконичный стиль, философский солипсизм, то есть нежелание вмешиваться во внешний мир, и алкоголизм. Сам же он, к моему удивлению, признался, что обожает аргентинскую литературу.

Из-за объема книги (три с половиной тысячи страниц) и того, что это автобиография, Кнаусгора часто сравнивают с Прустом, а его шеститомник с прустовскими «Поисками». Не знаю, что между ними общего, кроме объема, но подозреваю, что это просто очередная беспомощная попытка массового читателя подогнать что-то новое под что-то знакомое. Во-первых, прустовские «Поиски» – не автобиография, в отличие от книги Кнаусгора, а целиком и полностью художественная, то есть выдуманная книга. Во-вторых, Пруст никогда не заканчивал свою работу над «Поисками», он продолжал работать над ними буквально до последнего часа своей жизни (Кнаусгор же дописал свою автобиографию еще в 2011 году). И в-третьих. Если их что-то еще объединяет, кроме объема написанного, так то, что оба обращаются к своем личному опыту. Но и здесь существенное различие, поскольку они по-разному с опытом обращаются. Кнаусгор пишет автобиографию (то есть сосредоточенное самокопание), поскольку считает, что так он ближе подберется к истинному положению вещей в мире. Он так и говорит: the duty of literature is to fight fiction, it’s to find a way into the world as it is, to open a road we can glimpse for a second or two before a new fiction has covered it again. То есть его конечная цель — солипсисткое созерцание мира, поэтизация неожиданно открывшегося мира «как он есть», – вот каков плод его литературного метода познания мира. Пруст тоже обращается к опыту, но не за тем, чтобы созерцать мир, а за тем, чтобы извлечь из него старые истины – о себе, о любви, о долге, о времени, о смерти, – истины, о которых он знал, но со временем (точнее, из-за времени) забыл. Это все не означает, что кто-то из них лучше или хуже (хотя только время покажет, сможет ли Кнаусгор вообще когда-либо добраться до той литературной вершины, на которую взобрался Пруст), просто не нужно смешивать несмешиваемое.

Ну и ссыль на само интервью, оно очень интересное: https://www.newyorker.com/culture/the-new-yorker-interview/karl-ove-knausgaard-the-duty-of-literature-is-to-fight-fiction
Читать полностью
По СМИ загуляла новость, что киноцентр "Соловей" на Красной Пресне хотят перестроить в жилой комплекс (а то их так мало в Москве). Обидно, потому что это один из немногих неформатных, своеобразных кинотеатров в Москве, где помимо того, что сейчас в прокате, можно посмотреть фильмы 2-3 месячной давности, а иногда даже классику: так, в "Соловье" я посмотрел "Конформиста" Бертолуччи (обожаю) и "Великую красоту" Соррентино (говно).

https://m.vedomosti.ru/realty/articles/2018/11/12/786236-presne
Читать полностью
Вдогонку ко вчерашнему. Спайк Ли о женщинах, компромиссе и двуличности.
С вами рубрика "вчера в прокате".

Наконец-то посмотрели "Черного клановца" Спайка Ли — режиссёра, который начал снимать фильмы о расизме еще до того, как это стало показухой (и до того, как за это стали давать Оскара).

• О чем фильм.

"Черный клановец" — это двухчасовая социальная драма, которая буквально на флажке превращается в политическое высказывание. (Что-то мне подсказывает, что если бы не этот политический "флажок", то его бы не удостоили 6-минутной овации, а может и гран-при. Хотя, как говорит Маша, там всему подряд сейчас аплодируют.) В этой глубоко социальной драме главные герои в действительности не люди, а идеи в головах людей и именно они рулят сюжетом. Комплексы идей, то есть идеологии, которые задают людям искусственные моральные ценности и направляют их на борьбу с "врагами". Конкретно в этом фильме есть две идеологии, которые воюют друг с другом: идеология белых, которые ненавидят черных (Ку-Клус-Клан), и идеология черных, которые ненавидят (перечеркнуто) хотят от белых признания их идентичности как нормальной (Черные пантеры). И посередине между этими двумя идеологиями наш архетипичный главный герой: мы ничего не знаем о его биографии, только знаем, что он простой черный коп, который любит кунг-фу приемчики и мечтает победить расизм изнутри, то есть законным, ненасильственным путем. Для этого он ввязывается в сверхабсурдное дело — "внедряется" в Ку-Клус-Клан. В этом ему помогают напарник-еврей со звездой Давида и дед-любитель НБА. Вот, собственно, и итог первой, комедийной половины фильма, которая такая неспешная, что мы чуть не сбежали с сеанса. Но со второй половины начинается неизбежная драма, и в ней случается все самое интересное, заставившее нас досидеть, а зрителей в зале заткнуться. Ну и политический "флажок" на десерт — кровавый десерт, который может себе позволить только такой авторитетный художник как Спайк Ли.

• Смысл и мораль фильма.

На поверхности фильма — самая заезженная в сегодняшней Америке мораль: во всем виноват Трамп. Без шуток. Финальный "флажок" приравнивает политику Трампа к фильму "Рождение нации" — и то и другое провоцирует белых американцев на расизм, т.е. ненависть к черным, т.е. к бессмысленному пролитию крови. Но это на поверхности. А на глубине фильма прячется куда более старая-добрая мораль, которую Спайк транслирует не прямо, а через детали (как подлинный мастер), и именно эта мораль делает его фильм интереснее 99% остальных фильмов о расизме. Для человека, говорит Спайк, опасно примыкать к любым комплексам идей, вне зависимости от содержания (будь то расизм, антирасизм, сексизм, феминизм и прочие политические -измы), поскольку они все искусственно-придуманные и все транслируют ненависть, порождают нетерпимость по отношению к тем, кто в другой идеологии, кто других взглядов, кто не в твоем идейном клане. Правильно же быть таким, какой ты банально есть. Например, если ты родился с чёрной кожей, то прежде чем ненавидеть людей с белой кожей будь добр, пожалуйста, сначала разобраться, что такое вообще быть черным, что такое черная идентичность (то, о чем говорит главный герой весь фильм, ссылаясь на культовых черных музыкантов, актёров, спортсменов и т. п., т.е. тех, кто сформировал его как личность). И то же касается евреев (герой Адама Драйвера и его внезапные мысли о традициях, ритуалах и проч) и всех остальных. Респект Спайку за такую напоминалку.

• Плюшки.

Всем без конца советую посмотреть ранний, но очень похожий по морали фильм Спайка Ли "Делай как надо" (Do the right thing). (Именно на этот фильм Барак Обамович повел на первом свидании Мишель — и все завертелось.) Мультикультурный Бруклин начала 90-х и скрытая ненависть всех против всех. Тоже вроде комедия, а на деле социальная драма. По мне так, куда мощнее "Чёрного клановца".

Тут даже не плюха, а совет: ни в коем случае не смотрите фильм в дубляже. Дубляж ПОЛНОЕ ГОВНО. Просто позорное говнище. Смотрите только в оригинале или с сабами. Настоящий черный сленг — это поэзия. Не лишайте себя этого. Получите удовольствие от оригинала.
Читать полностью
"Нечаянно, — произнёс Чиклин и сделал мужику удар в лицо, чтобы он стал жить сознательно". — Виктор Голышев о "Котловане" Платонова.
Кажется, это лучшая музыкальная дорожка на ноябрь: https://m.soundcloud.com/dsaucy/her-movie-full-ost-arcade-fire
Месье Пруст, а можно быть ещё любезнее? Мистер Джойс, а можно быть ещё более ирландцем? О литературном знакомстве века, или как познакомились Пруст с Джойсом:
"Впрочем, однажды это произошло. В 1922 году оба писателя были приглашены на официальный (джентльмены — в смокингах) прием, который давали в «Ритце» в честь Стравинского, Дягилева и труппы «Русского балета». Поводом для приема послужила премьера «Байки про лису» Стравинского. Джойс опоздал к началу приема, более того, позволил себе прийти в костюме менее официальном, чем было предписано правилами этикета. Пруст, разумеется, не снимал шубу на протяжении всего вечера. Что произошло между ними, когда их представили друг другу, Джойс впоследствии пересказал одному из своих друзей:

«Наш разговор состоял в основном из слова «нет». Пруст поинтересовался у меня, знаком ли я с герцогом таким-то. Я сказал «нет». Хозяйка вечера поинтересовалась у Пруста, читал ли он такую-то часть «Улисса». Пруст сказал «нет». И все — в том же духе».

После приема Пруст сел в такси вместе с организаторами мероприятия, Виолеттой и Сидни Шиффами. Джойс без разрешения присоединился к ним. Первым делом он попытался открыть окно, вторым — закурить сигарету. И то и другое, с точки зрения Пруста, грозило смертельной опасностью. На протяжении всей поездки Джойс молча смотрел на Пруста. Сам Пруст без умолку болтал, но при этом ни разу не обратился к Джойсу напрямую. Когда они приехали к дому Пруста на рю Амелин, он отвел Сидни Шиф- фа в сторону и сказал: «Пожалуйста, попросите мсье Джойса позволить моему такси отвезти его домой». Таксист так и сделал. Больше Пруст с Джойсом никогда не встречались" (цитата взята из приятно-легкомысленной книжки Алена де Боттона "Как Пруст может изменить вашу жизнь").
Читать полностью
С вами очередная рубрика "минутка дзена".

С утра, полистав ленту фейсбука, подумал, что передо мной — обыкновенное телевидение, только в современной упаковке. То, как люди обсуждают какой-нибудь очередной скандал, то, как спорят, высказывают своё мнение, выплескивают эмоции, делятся мнениями "экспертов" или провинившегося, поддерживают или презирают друг друга, обвиняют или просят помилования, — напомнило мне самую типичную телепередачу в духе "Пусть говорят" или "К барьеру", где так же собираются люди с "разными мнениями" и кричат друг на друга или препираются друг с другом на тему очередного общественного скандала. Слегка, конечно, различается идеологический привкус, содержание (в фб — харассмент или собянинская плитка, на ТэВэ — бухие футболисты или дохлый Кобзон), но по форме никаких различий.

Напрашивается вопрос: а чем мы, упускающие своё время в фейсбуке, отличаемся от типичного телезрителя "Пусть говорят"? Ведь мы так же, как они, следим за этими скандалами, так же, как они, тратим на них свои мысли, слова, так же, как они, муссируем их с родными или друзьями. А по сути — так же, как они, потребляем информационный хлам, который совершенно рассеивает нас, отвлекает от истинно важных дел, наших повседневных дел, которые реально предопределяют нашу жизнь, наше будущее.

Надо беречь свое время и свои мысли и тратить их только на действительно важные вещи: на своё истинные дело, призвание, на хорошую выпивку или — на случай, если нет ни призвания, ни выпивки — на любимых людей. Все остальное — ветер.
Читать полностью
Все так, ревновать — плохо (хоть и полезно).
Ну и сам памятник основателю университета Уильяму Смиту Кларку.
История, которую очень полезно вспоминать, когда не знаешь, делать что-то или нет: "Во дворе университета в японском городе Саппоро стоит памятник основателю университета — американскому агроному, которого в эпоху Мэдзи пригласили в Японию создать новый сельскохозяйственный вуз. На цоколе памятника написаны три слова, которые он произнес, покидая Японию после нескольких лет плодотворной работы: "Boys, be ambitious!" В смысле "Ребята, дерзайте! Делайте что-то!". Вот они и дерзают".

Если что, это отрывок из недавней книги историка Евгения Анисимова о Петре 1 и его реформах (НЛО, 2017). А конкретно эта история была примером того, каких ambitions ожидал Петр от русских boys, но, увы, так и не дождался.
Читать полностью